На неделе
Получить звание ветеран труда станет сложнее: одно из министерств усложняет процедуру награждения Капуста, виноград, и другие овощи способны заменить лекарства от рака – исследование В правительстве распорядились ужесточить наказание за нарушение ПДД для водителей с детьми Специалисты подсчитали реальный долг США, цифры назвали «шокирующими» Ксения Собчак: «Максим очень давно знал о чувствах к Косте» Госдума отклонила закон о повышении пенсий льготным пенсионерам – дальневосточникам Роспотребнадзор готовит новые нормы для Российского общепита Тоннель по трассе Джубга – Сочи будет отремонтирован за 784 млн рублей Кто построил военную базу в Антарктиде: вскрылась правда о странном объекте Майли Сайрус вышла на свидание с Кэйтлин Картер Жена бойфренда Анны Седоковой: «Муж сказал выметаться из квартиры с сыном и жить на улице» Филиппины отказались пускать в страну «предвзятых ублюдков» из ООН Дети в России стали пропадать чаще Россия и Саудовская Аравия готовят десятки новых совместных проектов - Новак Лук и чеснок не спасают от ОРВИ и могут подорвать здоровье - заключили врачи

Правосудие по-кубански

В Крымском районном суде Краснодарского края в настоящее время проходит судебный процесс, который, по мнению юристов, вплотную связан с нашумевшим в недавнем времени «делом судьи Хахалевой».                                                                           

На Кубани ни для кого не секрет, что после публикации разоблачительных материалов в отношении вышеупомянутой судьи в Краснодарском крае работают представители СК РФ и ФСБ из других регионов России, которые занимаются проверкой судебных решений, особенно связанных с землями, в частности в Крымском районе Краснодарского края.                                                                                               

На скамье подсудимых сидят бывший дознаватель ОМВД по Крымскому району ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю Гречко Т.В. и адвокат Адвокатской палаты Краснодарского края Лизогубов И.И., которых обвиняют в покушении на мошенничество в отношении потерпевшей К. Анны Николаевны.

По версии следствия:

«В период с 24.07.2017 г. по 02.11.2017 г. Лизогубов И.И., будучи осведомленным об обстоятельствах уголовного дела, возбужденного в отношении К. А.Н. по ч. 1 ст. 303 УК РФ, руководствуясь корыстными побуждениями с целью незаконного личного обогащения в особо крупном размере, решил использовать желание К. А.Н. избежать уголовной ответственности за данное преступление, довел до сведения Гречко Т.В., состоявшую в дружеских доверительных отношениях с К. А.Н., свое намерение противоправно и безвозмездно завладеть имуществом в виде денег в размере 2000 000 рублей, и, получив её согласие и заручившись её поддержкой, совместно с ней разработали план и механизм планируемого преступления, создали преступную группу, заранее объединившуюся единым умыслом, на совершение мошенничества, то есть хищение денежных средств К. А.Н. в сумме 2000 000 рублей».

Такова позиция и гособвинения.

По версии защиты, все выглядит несколько иначе.

Как указывалось выше, дело имеет прямое и непосредственное отношение к делам о незаконном, в том числе и при помощи судебных решений, присвоении земель сельхозназначения.                                                                                                                      

Из версии фигурантов дела Гречко Т.В. и Лизогубова И.И. следует, что несколько лет назад К. А.Н. (потерпевшая, о которой шла речь в начале) облюбовала земли некогда развалившегося колхоза, который расположен в Крымском районе, и решила присвоить их себе. А точнее – присвоить и продать, получив от этой сделки прибыль от реализации земель стоимостью несколько миллионов. С целью реализации поставленной цели К. обратилась к гр-ке А., у которой в г. Крымске было агентство недвижимости, под предлогом получения консультации по продаже недвижимости. Через некоторое время в одном из шкафчиков владелицы агентства оказалось около 100 рукописных расписок от одних физических лиц другим. Правда, расписки эти были почему-то очень плохого качества, нечитаемые местами, хотя были изготовлены на достаточно свежей бумаге, которой была придана видимость того, что от давности хранения расписок буквы поистерлись. А может, лежали без дела слишком долго.                                                          

Через некоторое время в это же агентство недвижимости обратилась дознаватель ОМВД по Крымскому району ГУ МВД России по Краснодарскому краю Гречко Т.В., которая собиралась продать земельный пай, который Гречко Т.В. унаследовала от своего умершего отца и который стоит без дела уже много лет. Так как Гречко Т.В. является сотрудником полиции, то использовать данный земельный участок для извлечения прибыли она не может, использовать под личный огород слишком затруднительно ввиду его больших размеров. Вот и решила Гречко Т.В. продать этот участок, чтобы потратить вырученные за него денежные средства на нужды своей семьи. Руководитель агентства недвижимости гр-ка А. обратилась к Гречко Т.В. С предложением восстановить пачку старых расписок, переписав заново, пока сама будет печатать договор купли-продажи земельного пая. Гречко Т.В. согласилась и своей рукой переписала начисто несколько старых и потертых расписок, даже не вчитываясь в них, а делая это механически. К тому времени как раз и ее договор купли-продажи был готов, и Гречко Т.В. покинула агентство.    Расписки, которые своей рукой переписывала Гречко Т.В., попадают в руки к К. А.Н., которая так же обращается к своим близким родственникам и знакомым с предложением помочь ей в судебных делах, узаконить решением суда права владения на земельные участки, поясняя, что задача исключительно формальная – сходите в суд пару раз, а лучше нанять представителя – юриста, который грамотно в суде все скажет.                      

Таким образом, в деле появляется Лизогубов Игорь Иванович – адвокат. Именно к нему и обратилась К. А.Н., зная, что Лизогубов не обманет и выполнит работу четко и в срок. Лизогубов И.И. заключает с ней 10 соглашений на представление интересов в Крымском районном суде Краснодарского края десяти граждан, имена которых ему сообщила К. А.Н., и последняя передает ему 10 соответствующих нотариальных доверенностей. Среди этих десяти людей фигурировала и Ольга Ш., являющаяся родственницей К. А.Н., а вернее, – сестрой ей мужа. За выполненную работу К. А.Н. должна была передать Лизогубову И.И. денежные средства в размере 70 000 рублей, но просит отсрочку, мотивируя, что пока она финансово не готова рассчитаться. Лизогубов И.И. соглашается подождать и идет в суд, где участвует в гражданских делах в интересах всех десяти граждан. Полученные по ним решения он передал К. А.Н., но оплату за свою работу так и не получил.                                                                                

Тем временем некие люди, у которых были в собственности или в собственности их умерших родственников, земельные паи, доставшиеся им от колхоза, вспомнили о них и решили получить на них документальные права с целью дальнейшей продажи. При обращении за оформлением соответствующих документов они узнали, что эти паи принадлежат уже совсем другим лицам. Начались массовые обращения с заявлениями о хищении у них земельных участков сельскохозяйственного назначения. Затем собранный материал поступил в Отдел ФСБ Крымского района Краснодарского края, а оттуда – в Следственный отдел по Крымскому району Следственного управления по Краснодарскому краю Следственного комитета Российской Федерации, где в отношении К. А.Н. и ее соучастников было возбуждено несколько уголовных дел о фальсификации ими доказательств по гражданским делам, а позже – и о совершении ими мошенничества в отношении третьих лиц, а также субъекта РФ – Краснодарского края – путем хищения у них земельных участков. Во время проведения проверки по материалам в Отделе ФСБ Крымского района Краснодарского края, на опрос в рамках доследственной проверки была вызвана Гречко Т.В., которая, в свою очередь, обратилась к адвокату Лизогубову И.И., с которым давно была знакома по работе, и просит его оказать ей помощь, присутствуя с ней на опросе. Соглашаясь, Лизогубов И.И. заключает с ней соглашение и идет в отдел ФСБ, где добросовестно выполняет данное ему поручение.

Из материалов дела также следует, что 30 ноября 2017 г. К. А.Н. и Ольга Ш. идут в Отдел ФСБ Крымского района Краснодарского края, где пишут заявление о том, что якобы Лизогубов И.И. и Гречко Т.В. вымогают у К. А.Н. денежные средства в размере 2 000 000 рублей. Соответственно, Лизогубов И.И. и Гречко Т.В. ставятся в оперативную разработку – их телефоны прослушиваются, за ними осуществляется пристальное наблюдение со стороны сотрудников ФСБ.                                                                               

То, что произошло дальше, по мнению адвокатов защиты, является грубейшим нарушением ч. 8 ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», где четко определено, что Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация); фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности. Действуя по указанию оперативных сотрудников, что в свою очередь нашло отражение и в материалах уголовного дела, К. А.Н., то Ольга Ш. активно звонят Лизогубову И.И., встречаются с ним, спрашивают, что можно сделать, чтобы закрыть уголовные дела, на что адвокат отвечает о сомнительности прекращения уголовных дел, но предлагает не допустить увеличения их количества, возместив гражданским истцам (люди, а также Департамент имущественных отношений Краснодарского края, которые и обратились на К. А.Н. и Ольгу Ш. с исковыми заявлениями о возврате земельных участков), возместив последним стоимость земельных участков, общая цифра которых варьируется от двух до трехх миллионов рублей. Запись этого разговора была затем, по мнению защиты, изменена, так как получился разговор совсем иной смысловой направленности, как будто Лизогубов И.И. соглашается передать взятку и называет цифры от двух до трех неизвестно чего. При этом на явные дефекты записи, которые являются отличительными признаками монтажа, никто, кроме защиты, внимания не обращает.                                                                                                                                             

Ольга Ш. назначает встречу Лизогубову И.И. на 5 декабря 2017 г. в 13.00 в г. Крымске, возле дома № 19Б по ул. Демьяна Бедного. Адвокат приезжает на личном авто, Ольга Ш. садится к нему в автомобиль на переднее сидение, они общаются, после чего Ольга Ш. вытаскивает из своей сумки пакетик и бросает его на заднее сидение автомобиля и спешно покидает его, и тут в автомобиль врываются люди в черных масках, вытягивают Лизогубова И.И., выкручивают руки за спиной, укладывают лицом в холодную зимнюю лужу, за спиной надевают ему наручники, которые, кстати, являются специальным средством и применяются, только когда человек сопротивляется при задержании. Так фактически адвокат Лизогубов Игорь Иванович был задержан (правда, без составления протокола и исключая всякие мелочи, согласно его статуса).       По мнению представителей адвокатского сообщества – адвоката Юрия Бодрухина и ростовского адвоката Альберта Васина, подобные действия сотрудников правоохранительных органов также являются грубейшим нарушением закона. В частности, положений ч. 2.2. ст. 96 УПК РФ, которой предусмотрено, что при задержании подозреваемого, являющегося адвокатом, об этом уведомляется Адвокатская палата субъекта Российской Федерации, членом которой он является, в срок, указанный в части первой настоящей статьи. О данной ситуации Адвокатская палата Краснодарского края уведомлена не была. После задержания адвоката на место задержания прибывают представители ФСБ в г. Крымске, полиции, а так же (только теперь) понятые и эксперт-криминалист и даже следователь по особо важным делам в сфере экономики СУ СК по Краснодарскому краю. Проводятся следственные действия, однако без соответствующего документирования. Задержанный адвокат все это время находится в автомобиле в наручниках, которые только через 4 часа перестегнули сзади наперед. В итоге ближе к ночи Лизогубова И. И. отпустили домой.

Как рассказал сам Лизогубов И.И., и что в свою очередь отражено в материалах уголовного дела, у него был изъят портфель, в котором находились: водительское удостоверение, 11 соглашений, заключенных с К. А.Н. на  защиту лиц, по её указанию и доверенности на них же, адвокатские квитанции и ордера – как использованный, так и чистые. По мнению ростовского юриста Татьяны Бесединой, в данной ситуации сотрудники правоохранительных органов также нарушили закон, поскольку ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ предусмотрено, что обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном частью первой статьи 448 настоящего Кодекса, на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой Адвокатской палаты.                                                                                                               

При задержании Лизогубова И.И представители Адвокатской палаты Краснодарского края не присутствовали, не были соблюдены положения об адвокатской тайне, посторонние лица получили доступ к материалам адвокатского производства.              Также были обнаружены 4 пачки денег, перевязанные резинками, из которых только две штуки были настоящими денежными купюрами, остальные – так называемые куклы. Откуда они взялись в портфеле Игоря Ивановича – непонятно, если учесть, что Ольга Ш. бросила какой-то пакет на заднее сидение автомобиля, а не в портфель, что достоверно видно на кадрах оперативной видеозаписи.                                                                         

В течение месяца во 2-м отделе по ОВД в сфере экономики СУ СК по Краснодарскому краю проводилась доследственная проверка, а 4 января 2018 г. в отношении Лизогубова И.И. и Гречко Т.В. было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, то есть посредничество во взяточничестве, совершенное группой лиц, ч. 3 ст. 30 УК РФ – покушение. Однако возникает вопрос. Если Лизогубову И.И. деньги, можно сказать, передали, откуда в деле появилась Гречко Т.В.? В день, когда Ольга Ш. передавала Лизогубову И.И. денежные средства в салоне автомобиля, то есть 5 декабря 2017 г., Гречко Т.В. находилась в своем отделе полиции и расследовала находящиеся в её производстве уголовные дела. Что же побудило заместителя руководителя Следственного управления по краю привлечь к ответственности Гречко Т.В.? В настоящее время ответа на этот вопрос не поступило.                                                                                                           

17 июля того же года следователь, расследующий уголовное дело Гречко Т.В. и Лизогубова И.И., прекратил в отношении них уголовное дело по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ за отсутствием состава преступления. Однако следователь продолжил расследование преступления по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ.                                                             

По словам адвокатов Ю. Бодрухина и А. Васина, удивляет тот факт, что следователь продолжает преследование в отношении адвоката и дознавателя по статье, по которой дело не возбуждалось вообще, то есть фактически возбуждает сам дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении адвоката, притом, что это не входит в его компетенцию вообще, поскольку всем юристам известно, что адвокат является спецсубъектом, и уголовное дело в отношении него может быть возбуждено не иначе как руководителем следственного органа субъекта Российской Федерации либо его заместителем. И прокуратурой края не было заподозрено нарушений закона?!                                                                                             

По окончании расследования дела уже по новой статье оно передается в межрайонную Крымскую прокуратуру, откуда в Крымский районный суд Краснодарского края.                                                                                                             

Из протоколов судебного заседания следует, что началось рассмотрение дела с допроса потерпевшей К. А.Н., которая пояснила, что никаких заявлений она не писала, что к Гречко Т.В. и Лизогубову И.И. вообще не имеет никаких материальных претензий, она только лишь написала заявление в Отдел ФСБ по Краснодарскому краю о том, что Гречко Т.В. и Лизогубов И.И. вымогают у нее денежные средства, причем не напрямую у К. А.Н., а через Ольгу Ш., то есть информация о вымогательстве у нее денежных средств поступила К. А.Н. только лишь от Ольги Ш. При этом на вопрос стороны защиты о том, почему она поверила этой информации, а не обратилась сама к Лизогубову И.И. и Гречко Т.В., чтобы выяснить, действительно ли они вымогают у нее деньги, потерпевшая К. А.Н. ответила: «Не знаю, даже в мыслях не было сомневаться в словах Оли».                                                                                                                                                    

Допрошена по делу была и Ольга Ш., и, так как она была допрошена после потерпевшей, то рассказала новую версию событий. А третья версия была озвучена главным свидетелем обвинения – оперативным сотрудником Отдела ФСБ Крымского района Колодочкой А.В. Другими словами, что было отмечено стороной защиты, показания как минимум этих трех лиц противоречат друг другу в самых важных моментах, что говорит об их ложности у кого-то из допрошенных лиц (как минимум).     Далее прокурором оглашались письменные доказательства и предъявлены для исследования вещественные доказательства. И вот тут хочу заметить, что после предъявления каждого доказательства, будь оно письменным или вещественным, представители стороны защиты комментировали эти действия и подавали свои замечания на каждое (!) из них. На каждое! Абсолютно все собранные по делу доказательства оказались порочными, нарушающими Закон при их собирании в большей или меньшей степени. То есть в силу презумпции невиновности, закрепленной и в Конституции Российской Федерации, и в ст. 14 УПК РФ, судье Крымского районного суда Краснодарского края надлежало незамедлительно отреагировать на подобные нарушения закона.

Мы продолжаем следить за данным уголовным процессом.


Елена Ратова, 07 сен 2019 в 00:54, Категория: Общество
Загрузка...

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Другие новости
Андрей Разин планирует подать в суд на Первый канал после программы о Заворотнюк

Андрей Разин планирует подать в суд на Первый канал после программы о Заворотнюк

Продюсер группы «Ласковый май» возмущен обвинениями в свой адрес. Разин утверждает, что его слова о состоянии Анастасии Заворотнюк были истолкованы неверно. Теперь он намерен далее..
В МИД ДНР раскрыли, что Киеву придется сделать даже без желания

В МИД ДНР раскрыли, что Киеву придется сделать даже без желания

17 сен 14:02Политика
Полпред самопровозглашенной ДНР в контактной группе по Донбассу, глава МИД ДНР Наталья Никонорова заявила, что Киеву рано или поздно придется принять меры в отношении нарушителей далее..
В Госдуме хотят вернуть прибавку к пенсиям лишенным ее пенсионерам - льготникам

В Госдуме хотят вернуть прибавку к пенсиям лишенным ее пенсионерам - льготникам

17 сен 14:02Общество
В Государственной Думе прозвучало предложение исправить некую несправедливость в назначении льготных пенсий. Речь идет о возврате надбавки к пенсии ряду получателей, которые были далее..
Люди с яростными чертами характера не прощают их другим – психологический феномен

Люди с яростными чертами характера не прощают их другим – психологический феномен

17 сен 14:01Общество
Психологи из Чикагского университета выявили интересный поведенческий феномен. Люди, имея откровенно плохой характер, сопровождающийся вспышками гнева, не прощают того же самого далее..