Даниил Муравьев-Изотов: «Нагиев научил меня стрелять из рогатки»

Даниил Муравьев-Изотов: «Нагиев научил меня стрелять из рогатки»
Исполнитель главной детской роли в сериале «Физрук» рассказал, как впервые снялся в кино, а также поделился эмоциями от сотрудничества с известными актерами. Партнерами девятилетнего Даниила становились Юлия Снигирь, Константин Хабенский и многие другие.

Многие актеры о таком только мечтают, а Даниил в свои девять лет сыграл в 30 фильмах, исполнил 11 главных ролей. Он дебютировал на экране в десять месяцев, но первой серьезной работой считает фильм «Елки 1914». Юный артист снимался с Юлией Снигирь, Константином Хабенским, Тимофеем Трибунцевым... А недавно Даниил сыграл главную детскую роль в четвертом сезоне «Физрука».

«Даня, все сможешь!»

— Как получилось, что уже в десять месяцев ты стал актером?
Мой дедушка Вова – режиссер. Ему для художественной картины «Шепот оранжевых облаков» понадобился малыш. А тут как раз я недавно родился, он подумал – зачем далеко ходить? И взял меня… В фильм вошло хоум-видео, как стою в кроватке, держась за бортик. Но я этого не помню, родители рассказывали. В три с половиной года, когда предложили задействовать меня в проекте «Перемотка», я уже был сознательным. Помню, услышал, как мама обсуждала по телефону предстоящие съемки. Когда положила трубку, возмутился, почему не посоветовалась. Видели бы вы ее удивленное лицо… После она рассказала о кино, профессии актера. Я ответил, что решу, хочу ли этим заниматься. Тогда еще не понимал, что мама хочет для меня только лучшего... В итоге все-таки снялся, но после попросил дать время, чтобы созреть для такого дела. В пять лет сообщил – я готов. Тогда как раз шел кастинг на «Елки 1914». Мамин знакомый агент показал режиссеру Александру Карпиловскому видео, которое мы сняли: на нем я рассуждаю о любви, добре, зле. И меня пригласили на пробы. Можно сказать, это было началом карьеры.
— По-твоему, почему роль отдали тебе?
Просто на тот момент я кое-что умел как актер. Например, мог плакать по команде. Только не спрашивайте, как я научился. Это наш с мамой секрет. У нас есть ритуал: когда режиссеру нужны слезы, уходим с площадки на пять минут, и я возвращаюсь с глазами на мокром месте. Но не думайте, что она меня ругает, все дело в настрое. Мама добрая, никогда не скажет: «Ну почему ты такой балбес?» Всегда спокойно объясняет, если что-то не так делаю.
— Ты сыграл так много ролей. Чему научился на съемочной площадке?
Три года назад в фильме «Ближе, чем кажется» моему герою нужно было играть на скрипке. А я даже смычка в руках не держал!Пришлось взять несколько уроков, чтобы хотя бы создать видимость, что я скрипач. После этой роли заинтересовался музыкой и уже второй год занимаюсь в школе по классу фортепиано. Еще было сложно перевоплотиться в аутиста для роли в фильме «Развод». Мы с мамой несколько дней смотрели видео про детей с таким диагнозом. Я перенял их манеру не откликаться, когда тебя зовут, зажиматься, если к тебе прикасаются, не смотреть прямо, а только боком… Когда пришел на пробы, режиссер сказал – это лучшее, что он видел. Для «Физрука» я научился носить «кожанку», хотя обычно предпочитаю классическую одежду – рубашки, брюки. Мама объяснила: надо засунуть руки в карманы, смотреть из-под бровей, слегка сутулиться. Она же режиссер, окончила ВГИК, понимает, что к чему. Чем старше становлюсь, тем сильнее осознаю: если бы не она, не видать мне мира кино. Всегда буду благодарен ей за это.
— А взрослые коллеги делятся с тобой опытом?
Да. Дмитрий Нагиев, например, показал, как разводить в лесу костер. и стрелять из рогатки. По сюжету я должен убить птицу. Это было непросто, ведь у меня доброе сердце… Могу только муху или комара прихлопнуть, но это не считается. Понравилось сниматься и с Козловским. В «Викинге» я выполнял трюк без каскадера: со второго этажа выпрыгивал на героя Данилы и валил его на землю. Получилось не сразу, а он подбадривал: «Даня, давай, ты сможешь! Я в тебя верю!» Тогда так уморился… Но больше всего мне запомнилась Юлия Снигирь. Мы с ней изображали маму и сына в «Кровавой барыне» – фильм выйдет в следующем году. Там была сцена, где Юля меня ругает, а я плачу. Так вот она так сыграла, что мне даже настраиваться не пришлось – сразу заревел. А еще весело получилось с Константином Хабенским на съемках картины «Елки 1914». Я тогда еще совсем маленьким был. Сидел у него на коленках и дурачился, за бороду щипал – проверял, настоящая или нет. А он терпеливо делал вид, что ничего не происходит.
— Твоя работа хорошо оплачивается?
Не очень. Считается, что детские съемки – это хобби. Взрослые актеры за эпизодическую роль получают больше, чем ребенок за главную. Это немного обидно.

«Злился, аж мозг кипел»

— На детские увлечения времени хватает?
Люблю поиграть в «Лего» с папой, а еще книгу почитать. Или с сестрой повозиться. Варе год, я родителям с ней помогаю, чтобы они могли отдохнуть: могу памперс поменять, спать уложить.
— В школу успеваешь ходить?
Да, учусь в третьем классе. Люблю русский язык, литературу. Иногда делаю уроки на площадке в обеденный перерыв. В «Разводе» снимался семь месяцев, и для меня даже письменный стол принесли. Учителя меня хвалят. Первый и второй классы окончил с отличием.
— Как одноклассники относятся к твоему успеху?
Не все знают, что я актер. Фильмы с моим участием смотрят в основном взрослые, в детских реже снимаюсь. Но есть и те, кто дразнит: «Ой, посмотрите, звезда народов пришел». Сперва я так злился, аж мозг кипел. А потом перестал реагировать. Звездой себя не считаю. И свои картины смотрю не для того, чтобы на себя полюбоваться, а чтобы понять, хорошо ли сыграл, изучить ошибки. Летом с фильмом «Ближе, чем кажется» ездил в лагерь «Орленок». Там со мной 300 детей хотели сфотографироваться. Это было что-то! Никому не отказал. А то вдруг обидятся…